Техническая ошибка в приговоре

Технические ошибки следствия прощать нельзя: Верховный суд РФ

Техническая ошибка в приговоре

Твиты пользователя @Prisonlife_ru

  • ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ФО
  • ПРИВОЛЖСКИЙ ФО
  • СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФО
  • СЕВЕРО-КАВКАЗСКИЙ ФО
  • СИБИРСКИЙ ФО
  • УРАЛЬСКИЙ ФО
  • ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ФО
  • ЮЖНЫЙ ФО
  • Даже в объемных делах непростительны “технические ошибки”, из-за них неграмотному прокурору придется везти дело назад.
    Высшая судебная инстанция сделала серьезное внушение людям в мантиях: небрежно составленные уголовные дела надо возвращать в прокуратуру, и это правильно.
    Никто не должен наказывать судью за буквоедство, ведь решается, ни много ни мало, судьба человека.На конкретных примерах Верховный суд России показал в свежем обзоре судебной практики, как надо поступать, когда обвинение подготовлено тяп-ляп. установка от высокой инстанции – нельзя закрывать глаза на такое.Одним из поводов для разъяснения стало дело некой гражданки Б., которая, по мнению обвинения, пыталась нанять убийц для собственной матери.Если слова обвинения – правда, прощать такое нельзя. Суд для того и нужен, чтобы досконально разобраться в деле. Но человеческая правота не дает следователю права забывать о правоте юридической и элементарной культуре делопроизводства.Как разобраться в деле, если материалы составлены неряшливо? Как рассказали в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда, ссылки на тома и листы уголовного дела не соответствовали действительности. В обвинительном заключении говорилось о каких-то доказательствах, которые, как выяснилось, в материалах дела отсутствовали. Либо следователь предлагал верить ему на слово, либо попросту выдумал доказательства. Скорее всего, ему банально не хватило времени или профессионализма, чтобы грамотно выполнить свою работу.Например, согласно обвинительному заключению, вещественными доказательствами по делу были два листа с записями обвиняемой. Как заверял следователь, в одной из бумаг “неблагодарная” (по мнению обвинения) дочь своей рукой написала подсказки потенциальным преступникам: где живет ее мать, где работает, где часто бывает, какой у нее график.Другая бумага, как утверждал следователь, была распиской Б. в том, что она обязуется уплатить долг в размере 30 тысяч рублей за оказанную ей услугу – убийство матери. Вроде бы доказательства сильные. К ним надо бы пристально присмотреться, однако сделать это оказалось невозможно.Обвинительное заключение указывало, что такие документы находятся в материалах дела – первом томе на листе дела № 165. Но когда судья открыл нужную страницу, увидел, что там находится постановление о приобщении к уголовному делу этих листов в качестве вещественных доказательств. А это, как говорится в народе, две большие разницы.Упомянутых бумаг судья в деле так и не нашел.Да и в целом обвинительное заключение содержало немало противоречий. Поэтому суд вернул дело, говоря простым языком, на доработку. И так должно быть с каждым.В свою очередь прокуратура пыталась опротестовать такое решение.В кассационной инстанции обвинитель заявил, мол, все ошибки – технические, их легко исправить прямо в процессе. Однако Верховный суд назвал эти доводы несостоятельными.- В данном случае речь идет о значимых для дела доказательствах, допустимость которых оспаривалась защитой в суде первой инстанции, – говорится в документе Верховного суда России. – Суд, обоснованно признав нарушения существенными, правомерно возвратил уголовное дело прокурору.Подробности – в определении № 4-О10-164. Беда в том, что в последнее время ошибки, опечатки в материалах уголовных дел стали буквально общим местом. “Благодарить” за это надо в том числе и информационные технологии. Давно подмечено, компьютер расслабляет порой даже завзятых профессионалов. Хотя дисциплину и грамотность в правоохранительных органах никто не отменял.Пресловутый обвинительный уклон, по мнению многих экспертов, как раз и начинается с того, что суды прощают следствию такие вот “технические” помарки. Здесь не стал придираться за ошибку, там закрыл глаза на помарки, а в итоге упустил что-то важное.Сколько грамматических ошибок переросло в ошибки судебные, можно ли подсчитать?Поэтому высшая судебная инстанция еще раз обратила внимание на проблему. Причем ошибаются не только следователи, но и люди, которые, казалось бы, по определению должны быть эталоном грамотности – судебные эксперты.Верховный суд привел в пример дело, когда в актах судебно-медицинских экспертиз оказались перепутаны фамилии потерпевших.Некий обвиняемый К. убил двух человек, они фигурируют в обзоре как М. и А. Судебные эксперты, исследовав трупы, не разобрались, где кто, в итоге каждому приписали чужую смерть.- В акте судебно-медицинской экспертизы в отношении М. указаны телесные повреждения, фактически обнаруженные экспертом на теле А., и, соответственно, указана причина смерти А. как причина смерти М., – говорится в документе высшей судебной инстанции, – и наоборот.Но суд не то место, где можно так “шутить” с фамилиями и смертями.Дело было возвращено прокурору – для устранения препятствий его рассмотрения судом. Определение № 58-О10-81.Кстати, по данным Судебного департамента при Верховном суде России, судами областного звена всего за полгода было возвращено прокурорам в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса 93 дела, это примерно 5 процентов от общего числа оконченных производством дел. Иными словами, каждое двадцатое дело, прибывшее в региональный суд, было невозможно рассматривать по причине его плохой подготовки.А районные суды вернули прокурорам за то же время почти 7 тысяч уголовных дел.

    Российская газета №5448
    06.04.2011

    ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

    Интересное в сети

    Загрузка. Пожалуйста, подождите…

    Источник: http://prisonlife.ru/analitika/902-tehnicheskie-oshibki-sledstviya-proschat-nelzya-verhovnyy-sud-rf.html

    Описка в решении суда: непросто о простом

    Техническая ошибка в приговоре

    Заметили ошибку в решении суда — ничего страшного, всё можно исправить.

    Ошибки бывают разные. В зависимости от того, какая ошибка, закон предусматривает разные пути её исправления.

    Неумышленная описка в тексте решения или ошибка в расчётах исправляется просто. Сложнее, если суд ошибся в своих суждениях.

    Имеет ли судья право на ошибку

    Кто ничего не делает, тот и не ошибается — простое и понятное изречение.

    Судья каждый день принимает решения и каждое решение несёт риск ошибки.

    Можете возразить — судья представляет власть и не должен ошибаться.

    Да, не должен, но иногда ошибается и с этим ничего не поделаешь.

    Поэтому закон предусматривает многоэтапную проверку судебных решений — апелляция и кассация, в некоторых случаях надзор.

    Вероятность ошибиться в нескольких инстанциях крайне низкая, но не нулевая. Ошибаются даже в Верховном Суде. И с этим то же ничего не поделаешь.

    Что такое описка в решении суда

    Были времена, когда текст судебного решения печатали на механической машинке, иногда писали от руки.

    Нельзя было скопировать кусок текста из одного решение и вставить в другой. Мотивировка решения была скудной, а текст решения умещался на одной странице.

    Сегодня тексты набирают на компьютере: быстро, удобно, повышает производительность.

    Однако ошибались всегда: в рукописном тексте допускали описку, в печатном — опечатку.

    В любом случае, описка или опечатка — это неумышленная случайная ошибка из-за невнимательности при подготовке текста.

    Отличие от судебной ошибки

    Описку в решении суда нужно отличать от судебной ошибки. Это важно, от этого зависит способ исправления дефекта в судебном решении.

    Описка — это результат невнимательности: хотели написать одно, получилось другое.

    Судья или помощник торопились при составлении текста решения, потом не проверили его, и вот результат.

    Судебная же ошибка всегда осознанна — суд ошибается в суждениях, оценке доказательств, выборе и применении закона.

    Описка или опечатка — ошибка в букве, слове, предложении. Судебная ошибка — ошибка в мыслях.

    Ошибка в арифметике: явная и неявная

    У судей нет времени сидеть с калькулятором, делать или проверять сложные расчёты.

    Особо сложные, например проверку бухгалтерского или налогового учёта, судьи поручают экспертам.

    Расчёт предоставляют участники процесса. Судья либо соглашается с ним, либо делает свой.

    Обсчитаться может каждый. Не нужно забывать, что большинство судей гуманитарии не только по образованию, но и по типу мышления.

    Арифметическая ошибка — ошибка в математических расчётах.

    Неправильно умножили, не там поставили запятую перед десятичным знаком, сложили не те значения, наконец, просто потеряли ноль.

    Явная арифметическая ошибка — очевидная, грубая, которую может определить человек со школьным уровнем знаний в арифметике.

    Почти все ошибки явные. Поэтому не нужно забивать голову вопросом: «Явную или неявную арифметическую ошибку допустил судья?»

    Способы исправления

    Исправление описки или арифметической ошибки в тексте решении суда — это НЕ изменение самого решения

    При изменении решения меняется его смысловое содержание. Неважно, полностью или частично.

    Суд не вправе изменить своё решение. Это запрещено законом и разрешено только вышестоящему суду.

    А вот неумышленную описку и ошибку в расчётах исправляет суд, который её допустил.

    Отсюда следующее правило:

    • Судья неумышленно в решении допустил описку (опечатку) или ошибся в математических расчётах — подаём заявление об исправлении
    • Судья ошибся в суждениях, оценке доказательств, выборе и применении закона (допустил осознанную судебную ошибку) — подаем апелляционную жалобу на решение суда

    Когда нужно исправлять решение

    «Исправить или оставить как есть» — зависит от конкретной ситуации, от обстоятельств дела.

    Важно определить, какие последствия может повлечь такая описка. Лучше, если это сделает юрист.

    Немаловажно в какой части решения описка.

    Описка в резолютивной части (после «суд решил») — лучше исправить.

    В мотивировочной части (где выводы суда) — на усмотрение, опять же в зависимости от возможных последствий.

    Арифметические ошибки нужно исправлять, когда обсчёт существенен.

    Не нужно тратить силы и время, если судья ошибся на несколько копеек или рублей.

    Кстати, исправить описку или ошибку в арифметике можно не только в решении суда, но и в определении, по аналогии.

    Кто инициирует, кто исправляет, куда подавать

    Исправление описки или арифметической ошибки инициирует тот, кто её обнаружил.

    Если заметил судья — исправит по собственной инициативе, если участник процесса — суд на основании его заявления.

    Не нужно ждать инициативы от суда — у судей много работы и нет времени на перепроверку своих же решений.

    Просто помогите судье — подайте заявление об исправлении, не ждите что это сделает кто-то другой.

    Заявление нужно подавать по принципу: кто ошибся, тот и должен исправить — кто должен исправить, тому адресуем и ему же подаём.

    Заявление в суд об исправлении описки

    Составить самому заявление в суд об исправлении описки не сложно. В Интернете масса образцов, само же заявление — на одну страницу.

    Структура заявления проста и состоит из четырёх частей:

    1. Обозначаем описку
    2. Мотивируем, почему это описка
    3. Ссылаемся на статьи 200 и 203.1 ГПК РФ (в арбитраже — статья 179 АПК РФ)
    4. Просим исправить, предлагая свой вариант

    В качестве примера. Разъясняя в мотивировочной части решения права истцу, судья перепутал его ФИО с ФИО ответчика.

    Просительная часть заявления об исправлении описки будет выглядеть следующим образом:

    — Прошу исправить допущенную в первом предложении последнего абзаца мотивировочной части решения суда описку:

    «При таких обстоятельствах, Иванов Иван Иванович вправе требовать установления сервитута в отношении застроенного земельного участка»,

    изложив его в следующей редакции:

    «При таких обстоятельствах, Петров Пётр Петрович вправе требовать установления сервитута в отношении застроенного земельного участка»

    Когда лучше привлечь юриста

    Заявление не всегда простенький текст на половину страницы. Иногда его нужно дополнить смысловой нагрузкой.

    Суд исказил фамилию участника, неправильно указал отчество, ошибся в дате рождения — всё это легко исправимо и не требует участия юриста.

    Другое дело, когда не совсем ясно, почему суд допустил описку и описка ли это вообще.

    В этом случае за составлением заявления лучше обратиться к юристу или адвокату, минимум — получить консультацию.

    Почему меня не вызвали в суд

    Раньше суд рассматривал заявление об исправлении описки в решении только в судебном заседании.

    Рассмотрение вопроса об исправлении вне судебного заседания считалось процессуальным нарушением.

    Сейчас у судьи два варианта:

    1. Не проводить заседание, не извещать участников процесса
    2. Провести заседание, предварительно сообщив участникам время и место проведения

    Вариант определяет судья, по своему усмотрению. Сочтёт необходимым — вызовет и проведёт заседание, не сочтёт — рассмотрит не заседая в одиночестве.

    Суд отказал в исправлении описки. Что дальше?

    Рассмотрев заявление о исправлении, суд выносит определение — либо исправляет, либо отказывает в этом.

    Если вопрос рассматривался в судебном заседании с вызовом, обычно копию определения вручают здесь же.

    Если суд не проводил заседания, копию высылают в течение трёх дней по почте.

    Почтовые отправления — всегда риск. Лучше отследить дело и получить определение в суде.

    Судья отказал в исправлении, вы не согласны, позиции разошлись — можно подать частную жалобу

    Здесь точно лучше обратиться к юристу.

    Источник: https://dok-online.ru/blog/grazhdanskij-process/opiska/

    Техническая ошибка по уголовному делу в разъяснении Верховного суда РФ

    Техническая ошибка в приговоре
    15.04.2011 ТЕХНИЧЕСКАЯ ОШИБКА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ В РАЗЪЯСНЕНИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

    Высшая судебная инстанция России сделала серьезное внушение людям в мантиях: явно небрежно сформированные материалы уголовных дел необходимо возвращать в прокуратуру в порядке положений ст. 237 УПК РФ. Этого разъяснения давно с нетерпением ждали представители стороны защиты в уголовном процессе.

    Никто не вправе упрекать судью за строгое следование букве закона, ведь на кону, ни много ни мало, судьба конкретного человека.

    На примерах конкретных уголовных дел Верховный суд РФ в последнем обзоре судебной практики указал, какие процессуальные решения следует принимать, когда обвинение сформировано “на скорую руку”. Основополагающая установка от высшей судебной инстанции – подобное нельзя игнорировать.

    Одним из основных поводов для привлечения внимание к таким нарушениям стало дело гражданки, которая, по утверждению стороны обвинения, намеревалась подыскать убийц собственной матери.

    В случае, если обвинение обоснованно, наказание должно быть неотвратимым и суровым.

    Основной функцией суда и является тщательное, доскональное изучение и рассмотрение материалов, предоставленных стороной обвинения, с целью установить виновность либо невиновность.

    Но даже внутреннее убеждение не может позволить следователю забывать о процессуальной стороне дела, о юридической и элементарной технической культуре процессуального производства.

    Как судьям разбираться в таком деле, если процессуальные документы, имеющие силу доказательств, составлены небрежно? Как разъяснили в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда России по уголовному делу вышеуказанной гражданки, основанием для возвращения уголовного дела прокурору судом, в том числе, явилось то обстоятельство, что ссылки на конкретные тома и листы уголовного дела не соответствовали реальной действительности.

    В составленном следователем обвинительном заключении содержалось утверждение о некоторых исключительно важных и основных доказательствах, которые, как выяснилось в стадии рассмотрения дела судом первой инстанции, в материалах дела попросту отсутствовали. Следователь предлагал суду поверить ему на слово, так как в противном случае следовало бы считать, что он их банально выдумал.

    Вероятно, и скорее всего, следователю просто не хватило времени или профессионализма, чтобы грамотно и в соответствии с нормами УПК РФ выполнить свою работу, либо доказательства были утеряны вследствие преступной халатности и следователь пытался скрыть указанный факт, не обращая на него внимания: ни своего, ни непосредственного руководителя, ни прокурора. Только суд 1-й инстанции, которому уголовное дело поступило на рассмотрение, смог разобраться и заметить это существенное несоответствие.

    Утрата доказательств органом следствия

    Например, согласно содержанию обвинительного заключения вещественными доказательствами по этому делу были признаны два листа бумаги с составленными обвиняемой собственноручными записями.

    Как утверждал следователь, в одной из записок “неблагодарная” (по мнению государственного обвинения) дочь своей рукой написала инструкции подысканным ею преступникам: где проживает ее мать, где именно работает, где особенно часто и преимущественно бывает, какой у нее сложился бытовой график.

    Второй документ, как утверждал горе-следователь, был ее распиской в которой она обязалась уплатить долг в размере тридцать тысяч рублей за оказанную ей услугу – убийство собственной матери. На первый взгляд, доказательства неопровержимые. Их следовало бы изучить самым внимательным образом, но сделать это оказалось затруднительно.

    Как утверждал следователь в обвинительном заключении, указанные документы должны находиться в сформированных материалах этого же уголовного дела – в конкретном томе и на конкретном листе дела.

    Но когда рассматривающий дело судья открыл для изучения нужную страницу, то обнаружил, что там содержится только постановление о приобщении к уголовному делу указанных расписок и записей в качестве вещественных доказательств.

    А это, как говорится, две большие разницы: само доказательство и лишь сведения о таковом.

    Упомянутых бумаг федеральный судья в деле не обнаружил: ни на указанных страницах, ни в материалах уголовного дела вообще.

    Да и в целом составленное следователем и утвержденное прокурором обвинительное заключение содержало в себе множество противоречий. Поэтому судьей было принято решение о возвращении уголовного дела, говоря обывательским языком, на доработку. И такие решения должны приниматься в каждом подобном случае.

    Прокуратура, как представитель государственного обвинения, пыталась постановление судьи обжаловать.

    В кассационной представлении государственный обвинитель указывал, что все якобы допущенные следователем ошибки – “технические”, их возможно исправить непосредственно в процессе. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ назвала все эти доводы-оправдания необоснованными.

    В данном случае речь идет о существенных для дела обстоятельствах – ключевых доказательствах, допустимость которых в порядке ст.

    75 УПК РФ оспаривалась стороной защиты в суде 1-й инстанции”, – говорится в определении.

    Суд, обоснованно признал выявленные нарушения существенными, неустранимыми, препятствующими рассмотрению дела судом, и принял легитимное решение о возвращении уголовного дела прокурору.

    Плачевность ситуации в том, что в последнее время документы с ошибками, опечатками в материалах большинства уголовных дел буквально преобладают над процессуальными документами, составленными без нарушений. Можно, конечно, обвинять за такое положение вещей, в том числе, и постоянно развивающиеся информационные технологии.

    Кем-то точно подмечено, что компьютер способствует потере концентрации и внимания порой даже у настоящих профессионалов. Однако, правовую дисциплину и процессуальную грамотность в правоохранительных структурах, регламентируемые уголовно-процессуальным законодательством, никто для них не отменял.

    Так называемый обвинительный уклон, по мнению многих юристов и практиков, и научных светил, как раз и начинается с того, что суды “закрывают глаза” на подобные “технические” оплошности.

    Один раз не усмотрел нарушения и не принял процессуальных мер за допущенную следствием ошибку, второй раз “закрыл глаза” на недостатки, не признав их существенными и грубыми, и в конце-концов такое попустительство порождает системную проблему – безответственность и уверенность в собственной безнаказанности.

    Какое количество якобы незначительных технических ошибок трансформировалось в ошибки судебные, сейчас невозможно установить.

    Потому высший орган судебной власти страны еще раз обратил внимание на давно требовавшую огласки проблему. При этом грубо ошибаются не только расследовавшие уголовные дела следователи, но и специалисты, которым по долгу службы не допустимо ошибки допускать – судебные эксперты.

    Техническая ошибка в заключении судебного эксперта

    Судебная коллегия Верховного суда привела в пример уголовное дело, когда в заключениях произведенных судебно-медицинских экспертиз, как выяснилось, оказались банально перепутаны данные потерпевших – их фамилии.

    Как по одному из уголовных дел утверждало государственное обвинение, обвиняемый совершил убийство двух лиц. Судебные эксперты-медики, исследовав тела, не удостоверились в личностях потерпевших, не установили, где кто, и в выводах заключения каждому из них приписали чужую причину смерти.

    “В заключении судебной медицинской экспертизы в отношении каждого потерпевшего были указаны те телесные повреждения, которые фактически были обнаруженные экспертами при исследовании на теле другого, и, соответственно, была указана причина смерти одного из них, в качестве причины смерти другого, – говорится в определении судебной коллегии, “- и “наоборот”.

    Но храм правосудия не то место, где можно без последствий так “жонглировать” с фамилиями потерпевших и причиной их смерти.

    И в этом случае уголовное дело правомерно было в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено утвердившему обвинительное заключение прокурору – для устранения препятствий его рассмотрения судом.

    Основание отмены приговора или техническая ошибка

    Адвокат по уголовным делам Московской коллегии адвокатов Владимир Романов полагает, что “выход в свет” указания Верховного Суда, к сожалению, не будет означать, что все судьи всех судов России станут беспрекословно его исполнять.

    Ведь и раньше обзоры судебной практики высшего судебного органа периодически публиковались в СМИ и систематически передавались в суды всех уровней для использования на практике.

    Пленумом Верховного Суда РФ принимались постановления по конкретным категориям уголовных дел, по конкретным процессуальным ситуациям. Как свидетельствует реальность – этого было недостаточно.

    Причем, указанные рекомендации не выполнялись не только нижестоящими судами, но и судьями Верховного Суда, рассматривавшими доводы надзорных жалоб.

    Как правило, по надзорной жалобе, состоящей из 20 пунктов о грубых нарушениях УПК РФ, допущенных органами предварительного расследования и нижестоящими судами и подкрепленных ссылками на постановления Пленума ВС РФ, приходит “отписка” объемом 1-2 страницы.

    Судьи высшего судебного органа, которым по статусу положено обосновывать и мотивировать, ограничиваются дежурными фразами: нарушений не установлено, допущена техническая ошибка … не утруждая себя подробным анализом и убеждением заявителя в том, что он ошибается и его требования необоснованны. Такова судебная “тактика” уголовного судопроизводства.

    Как раз с такой “скрытности” и начинаются слухи о коррупции в судебной системе. Сложно представить, что все судьи России станут вдруг внимательными и чуткими к нарушениям, допущенным стороной обвинения и судом. Остается только в это верить …

    Результат деятельности адвоката по уголовным делам напрямую зависит от соблюдения судьями не только норм уголовно-процессуального законодательства, но и рекомендаций высшего судебного органа страны, основанных на реальной судебной практике.

    Символично, что указанное постановление Верховного Суда было принято 06 апреля 2011 года, а 07 апреля по одной из моих надзорных жалоб было принято решение об отказе в истребовании дела.

    Ситуация, предложенная мной к исследованию судом, в чем-то схожа с указанной выше: для экспертного исследования следователем предоставлена женская куртка, исследуется пиджак, о котором в уголовном деле нет ни единого упоминания и именно на нем обнаружена кровь потерпевшего, а в выводах указано, что кровь обнаружена на женской куртке.

    Это лишь одно из 15 указанных мной подобных нарушений.

    Получается, что на одном этаже ВС РФ указания дают, а на другом их грубо игнорируют. Чего же стоит ожидать от судей, которые практикуют за пределами здания Верховного Суда, а тем более, не в Москве” – добавил защитник.

    Полный список новостей»

    Источник: https://www.advokat-romanov.com/main/%20news?id=20

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.